Н. де Xесус. Вокруг 500-летия; Ф. X. Арнаис. Компас, шлем и крест; Брат Педро де Кордоба; Брат Франсиско де Виториа; Брат Бартоломе де Лас Касас. Евангелист и защитник индейцев

Хачатуров К. А.
:::
Вест-Индия
:::

N. de JESÚS. EN TORNO AL QUINTO CENTENARIO. Impresión «Amigo de Hogar». Santo Domingo, 1992, 224 р.; F. J. Arnaiz. BITACORAS, YELMOS Y CRUCES. IMPRESION «AMIGO DEL HOGAR». Santo Domingo, 1992, 324 р.; FRAY PEDRO DE CÓRDOBA. Universidad católica. Santo Domingo, 1992, 70 р.; FRAY FRANCISCO DE VITORIA. Universidad católica. Santo Domingo, 1992, 127 р.; FRAY BARTOLOMÉ DE LAS CASAS. EVANGELIZADOR Y DEFENSOR DE LOS ÍNDIOS. Universidad católica. Santo Domingo, 1992, 68 p.

H. де ХЕСУС. ВОКРУГ 500-ЛЕТИЯ, 224 с; Ф. X. Арнайс. КОМПАС, ШЛЕМ И КРЕСТ, 324 с; БРАТ ПЕДРО ДЕ КОРДОБА, 70 с; БРАТ ФРАНСИСКО ДЕ ВИТОРИА, 127 с; БРАТ БАРТОЛОМЕ ДЕ ЛАС КАСАС. ЕВАНГЕЛИСТ И ЗАЩИТНИК ИНДЕЙЦЕВ, 68 с. — Санто-Доминго, 1992.


500-летие плавания Колумба, повсеместно отмеченное в 1992 г. как «Встреча двух миров», стимулировало выпуск литературы, посвященной этому событию. После Испании и США наибольшее количество книг издано в Доминиканской Республике. Этому есть свое объяснение. Эспаньола (ныне остров Гаити, большую часть которого занимает Доминиканская Республика) — одно из первых открытий Колумба в Западном полушарии. Санто-Доминго, названный великим мореплавателем в честь Св. Доминика, — первый город, основанный испанцами в Новом Свете. В его кафедральном соборе с 1540 г. покоился прах Колумба. В год 500-летия открытия Америки он был перенесен в «Маяк Колумба» — музей, посвященный великому мореплавателю. Наконец, колония Санто-Доминго — центр испанской экспансии в Америке на ее начальной стадии, там отрабатывались методы колониального управления другими территориями.

В Доминиканской Республике празднование 500-летия имело характерную особенность. Если в остальных государствах официальные комиссии носили название «Открытие Америки, или Встреча двух миров», то в Доминиканской Республике была учреждена «Постоянная комиссия по празднованию 500-летия открытия и евангелизации Америки».

В 1992 г. в Санто-Доминго вышел в свет ряд монографий, посвященных 500-летию. На первое место в них выдвинут вопрос о евангелизации. Концептуально все они аналогичны, поскольку отождествляют открытие Америки с обращением в христианство ее коренного населения. В то же время в отличие от официальной испанской историографии, канонизирующей конкистадоров и проникнутой апологетикой {248} колонизации, доминиканские авторы учитывают негативную реакцию значительной части латиноамериканской общественности на торжества в связи с 500-летием открытия Америки, ее требование осудить преступления конкистадоров.

Одной из первых вышла книга «Вокруг 500-летия» Николаса де Хесуса, он же кардинал Лопес Родригес, архиепископ Санто-Доминго. Это гимн подвигу первых 13 монахов Ордена францисканцев, которые прибыли в Америку в 1493 г. со второй «цивилизаторской и миссионерской» экспедицией Колумба (с. 14). За ними последовали доминиканцы, августинцы, капуцины, бенедиктинцы, иезуиты. По оценке автора, «евангелизация стала задачей не только церкви, но и государства... Миссионеры совершили титанический подвиг. С крестом на груди они достигли мест, которых не коснулась шпага. Они изучали местные языки и диалекты, построили школы и университеты, госпитали и приюты, дороги, поселки, города» (с. 15, 27). Одновременно автор порицает «варварство тех, кто крестом прикрывал шпагу. Грехи, ошибки, проступки и насилия, совершенные многими колонизаторами и представителями церкви, мы признаем и осуждаем, — подчеркивает он. — Но они — исключение из правил» (с. 45).

Архиепископ категоричен в своих выводах: конкиста легитимна, ибо папа Александр VI своей буллой 1493 г. «Интер цетера» даровал право обращения в христианство язычников только католическим королям. Если бы конкисту совершили не католики, это сделали бы протестанты, и тогда судьба Америки была бы иной. Прошлое неподсудно, и поэтому в оценке конкисты необходимо отказаться от «предрассудков, идеологизации и эмоций» (с. 103).

Многие авторы работ по истории конкисты обращаются к бессмертным литературным героям Сервантеса, дабы подчеркнуть генетическое свойство сынов Кастилии — сочетание благородной мечты и низменных поступков. Не исключение и Николас де Хесус. «Испания населила Америку дон-кихотами и санчо-пансами, — замечает он. — Безумными дон-кихотами, которые к концу жизни обрели благоразумие, и благоразумными санчо-пансами, которые ушли в мир иной в помрачении рассудка» (с. 125). Де Хесус называет Латинскую Америку «континентом надежды» — «великую и противоречивую, трагическую и исполненную надежды, бедную и богатую, но неизменную хранительницу католической веры на планете» (с. 159).

В связи со 100-летием энциклики папы Льва ХIII (1891 г.) «Рерум новарум», посвященной тяготам жизни пролетариата, — первой в истории социальной энциклики, де Хесус отмечает пороки капитализма, одна из жертв которых — Латинская Америка. Но главным событием, происшедшим за годы между энцикликой «Рерум новарум» и энцикликой Иоанна Павла II «Сентесимус аннус» в связи с 500-летием открытия Америки, автор считает «поражение коллективистского марксизма» (с. 219). Доказал свою несостоятельность и «противоестественный союз христианства и марксизма», как именует кардинал получившую распространение в Латинской Америке «теологию освобождения».

Ватикан и римско-католическую церковь в целом тревожит непрерывное сокращение числа католиков в Латинской Америке — самой обширной «католической епархии». Вот почему, по убеждению автора, «празднование 500-летия открытия Америки — повод для разработки великого проекта евангелизации всего континента на пороге третьего тысячелетия. Сегодня недостаточно обращения к прошлому, необходимо ориентировать Церковь на 2000-й год и дальше» (с. 156).

Схожей по содержанию и интонации стала монография Франсиско Хосе Арнайса «Компас, шлем и крест». Автор — теолог-иезуит, генеральный секретарь Доминиканской епископальной конференции, специалист по доколумбовой истории Америки и социальной доктрине церкви. Само название книги не просто олицетворяет привычную триаду конкисты. Слово «компас» (битакора) означает также «сплетня», «интрига». Эта игра слов понадобилась автору, чтобы подчеркнуть главную цель книги — еще одно разоблачение антииспанской «черной легенды» о геноциде как сути завоевания Америки. По мнению автора, «черная легенда» — изобретение европейских врагов Испании, завидовавших ее блеску. Испания совершила не больше преступлений, чем остальные завоеватели той эпохи, а конкистадоры были «более милосердны», чем большинство правителей будущих латиноамериканских государств, считает автор. Дабы осовременить этот явно несостоятельный тезис, Арнайс сопоставляет конкисту со сталинским ГУЛАГом, нацистскими концлагерями и атомной бомбардировкой Хиросимы, приходя к выводу о благородных целях конкисты и справедливых методах ее осуществления.

Ссылаясь на папу Александра VI и испанскую корону, автор старается юридически обосновать насильственную евангелизацию индейцев, «право даже силой оружия обращать в христианство язычников» и не допускать их возврата к идолопоклонству. Действительно, папская булла {249} 1493 г. гласила, что «варвары вначале должны подчиниться кастильским королям, а затем принять христианство» (с. 260). В борьбе за спасение души индейца, этого «говорящего животного», профессура католического университета Саламанки — интеллектуального оплота конкисты — утверждала право испанцев вести «справедливую войну» для насильственного обращения в христианство (с. 73). Арнайс в идиллических тонах описывает миссионерскую деятельность церкви. Институт королевского патронажа над колониями предусматривал ускоренное сооружение там монастырей, расходы на строительство и содержание которых делились поровну между короной, колониальной администрацией и индейцами. С 1502 г. при каждом монастыре действовала школа ремесел и искусств для обучения преимущественно отпрысков индейской знати профессиям плотника, камнетеса, портного, сапожника, художника, скульптора. Позднее возникали университеты с факультетами теологии, права и медицины. За три столетия колониального господства университетские дипломы получили более 150 тыс. человек, в основном креолы. На ниве просвещения более других отличились иезуиты.

По замечанию автора, «открытие Америки создало в Испании новый литературный жанр» — свидетельский: «низменный и благородный, семейный и официальный, ремесленный и высокохудожественный, привлекательный и отталкивающий» (с. 11). Основоположник нового жанра — Колумб с его дневником, судовым журналом, письмами к королевскому двору. Заключает откровенно апологетический труд Арнайса литературный портрет кардинала Сиснероса — духовника королевы Изабеллы и автора первых колониальных законов.

Наряду с этими двумя монографиями в Санто-Доминго вышли в свет три сборника, составленных на основе докладов, прочитанных в католическом университете Санто-Доминго в 1992 г. на семинаре «Великие фигуры евангелизации Америки». Каждый сборник состоит из трех-четырех докладов и завершается ответами на вопросы участников семинара.

«Брат Педро де Кордоба» — так называется сборник, посвященный жизни автора первого катехизиса для индейцев. Педро де Кордоба стоял во главе первой группы доминиканских монахов, прибывших на остров Эспаньола, а затем основал миссию на севере Венесуэлы, единственной территории Южной Америки, открытой Колумбом. Главный труд его короткой жизни — катехизис «Христианская доктрина для обучения и ознакомления индейцев посредством истории». Это краткое изложение христианского вероучения для неофитов в форме вопросов и ответов было издано в Мехико в 1544 г., почти через четверть века после смерти автора, и является одной из первых книг в Америке.

Другому подвижнику христианства посвящен сборник «Брат Франсиско де Виториа». Он родился в 1492 г., окончил Парижский университет, два десятилетия провел в доминиканском монастыре, был профессором теологии университета Алкала де Энарес — главного центра христианской мысли в Испании после университета Саламанки. Хотя Франсиско де Виториа и не побывал в Новом Свете, он почитается как один из апостолов Америки.

Христианский гуманист, один из основоположников современного международного права и один из первых правозащитников, Франсиско Виториа действовал в обстановке, когда рухнула привычная система Аристотеля и Птолемея и протестантская реформация успешно теснила католицизм. Через два десятилетия после буллы папы Александра VI, даровавшей католическим монархам право на безграничную власть над Новым Светом, Франсиско де Виториа, выдвинувший доктрину суверенитета индейских общин, поставил под сомнение это право. Его гуманистические идеи получили широкую известность в ходе публичной полемики с богословом Хуаном Хинесом де Сепульведой — автором книги «О справедливых причинах войны против индейцев», утверждавшим, что для обращения индейцев в христианство война является законным средством. В противовес откровенно колонизаторским претензиям Сепульведы де Виториа утверждает, что конкиста может преследовать только духовные цели обращения язычников в христианство. Испанцы вправе заселять Америку при условии, что они не нанесут вреда туземцам. Но те не должны препятствовать евангелизации, и только в случае сопротивления война со стороны испанцев оправданна. По мнению теолога, суверенно лишь разумное существо, и поэтому индеец, слабый и беззащитный, нуждается в испанской опеке (с. 42-58).

Несмотря на то, что император Карл II был недоволен высказываниями де Виториа, тот после университета Алкала де Энарес продолжал свою просветительскую деятельность в университете Саламанки. Он выступал против крестовых войн, за регламентацию правил ведения войны, за уважение прав человека, отрицал конкисту как законный способ обращения в христианство (с. 113).

Наиболее известен в мире, включая и нашу страну, миссионер, которому посвящен сборник «Брат Бартоломе де Лас Касас. Евангелист и {250} защитник индейцев». Уроженец французского города Лиможа, сын участника второй экспедиции Колумба, усердный студент университета Саламанки, где изучал философию, гражданское и каноническое право, наконец, опытный фехтовальщик, Лас Касас отправился в Америку в поисках богатства и приключений и для управления отцовским поместьем. Всего же он 12 раз пересекал Атлантический океан из Старого Света в Новый и обратно. Неожиданно для всех он становится монахом-доминиканцем и всю свою жизнь, вплоть до смерти почти в 100-летнем возрасте, посвящает защите прав индейцев. Он миссионерствует на Эспаньоле, Кубе, в Мексике, Никарагуа, Гватемале, основывает миссию в Венесуэле. Слагает с себя сан епископа, предпочитая участь монаха нищенствующего ордена, и заслуженно получает титул «Защитника индейцев».

Лас Касас неоднократно обращался к императору Карлу с просьбой облегчить положение индейцев. Сознавая, что непосильный труд приведет индейцев к вымиранию, он предлагал монарху ввозить в Америку африканских рабов и требовал, чтобы «индейцы были свободными вассалами, а их труд — выполним и гуманен» (с. 25). Под влиянием Лас Касаса было принято колониальное законодательство, несколько смягчавшее положение индейцев.

Главное дело жизни Лас Касаса — его труд «Кратчайшая реляция о разрушении Индий», начатый в 1527 г. и законченный в 1542 г. Книга вышла в свет в 1606 г., уже после смерти ее автора, и стала, говоря современным языком, бестселлером. За первые 70 лет она выдержала более 30 изданий на основных европейских языках. Церковь заявляла, что это дело рук недругов Испании с целью ее дискредитации, а самого автора считала фальсификатором. Но в Испанской Америке Лас Касаса назвали почетным именем.

Труд Лас Касаса — грозное обвинение геноцида индейцев, прикрывавшегося их евангелизацией. Автор, в частности, свидетельствовал: «Мне точно и достоверно известно, что индейцы всегда вели справедливую войну против христиан, а христиане ни единого раза не вели себя справедливо по отношению к индейцам... Христиане своими конями, мечами и копьями стали учинять избиение индейцев и творить чрезвычайные жестокости. Вступая в селение, они не оставляли в живых никого — участи этой подвергался и стар, и млад».

Обвинения защитника индейцев не остаются без ответа и сегодня. Автор одной из статей сборника, Карлос Эстебан Дейве, называет позицию Лас Касаса «агрессивной и преувеличенной» и объясняет ее еврейским происхождением доминиканского монаха (с. 25). Другой автор, Карлос Добаль, озаглавил свой доклад «Брат Бартоломе де Лас Касас как конфликтная личность» (с. 59). «Богохульник» Лас Касас неизменно противопоставляется благонамеренным евангелистам. В Мадриде даже создана специальная комиссия, призванная вынести вердикт о степени достоверности как труда Лас Касаса, так и выступлений его оппонентов на протяжении четырех веков.

Имя Лас Касаса священно для индейцев и индейских организаций в Латинской Америке. В то же время отметим, что советская научная и популярная печать более чем широко использовала труд Лас Касаса в интересах атеистической и особенно антикатолической пропаганды.

При всей тенденциозности авторов, возвеличивающих роль католической церкви в колонизации Америки, рассмотренные книги представляют собой научный и познавательный интерес, поскольку расширяют наше представление об истории начального этапа колонизации Америки.

К.А. Хачатуров, доктор исторических наук,
профессор, председатель Российского комитета
сотрудничества с Латинской Америкой.


Новая и новейшая история, 1-94.
{248} – конец страницы.
OCR OlIva.
Материал прислал - Halgar Fenrirsson, http://annales.info